Вкусно готовим
 
 
Выбрать язык / Choose language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Israel
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
 
 
 
 
тел. +7(9O3) 2O4-23-49
E-mail: infо@lex.pw
 
Отправить письмо адвокату
Общаться с коллегами
 
 
Главная » Статьи » Международное право » Космическое право

Недостатки существующего режима международного космического права
§ 2.1 Общие проблемы космического законодательства.

В первую очередь, общие проблемы - это недостатки, связанные с физическими особенностями среды. Например, не определены территориальные пределы действия международного космического права. Некоторые ученые считают, что сложился международно-правовой обычай, согласно которому граница между воздушным и космическим пространством проходит на высоте минимальных перигеев орбит искусственных спутников земли на удалении около 100 км от уровня мирового океана.[1]
Проблемы существуют также в области классификации и терминологии. Во-первых, неясно, какая степень активности делает государство осуществляющим запуск. К примеру, является ли оно организующим запуск, если все участие государства в проекте выражается в проведении научного эксперимента на борту КА или поставке одного из компонентов ракеты-носителя.
Кроме того, продажа государством спутника другому государству также не должна делать второе государство организующим запуск, однако на практике отсутствие законодательного обеспечения может привести к неоднозначным ситуациям.
Ст.5 Конвенции об ответственности обязывает государства нести солидарную ответственность, если они совместно осуществляют запуск. При этом ничего не говорится о государствах, принимающих участие в организации запуска, но их исключение из списка стало бы противоречием духу Конвенции. Кроме сущностных проблем существуют также препятствия для развития космического права как системы. Одним из важнейших препятствий является тот факт, что государства не стремятся к заключению новых соглашений по космосу, более того, некоторые отказываются это делать.
Расставляя приоритеты национальной политики, государства ставят на первое место обеспечение национальной безопасности, поэтому они не желают связывать себя новыми международными обязательствами. В частности, политика США предусматривает, что Соединенные Штаты будут протестовать против принятия любого документа, предполагающего запреты и ограничения их космической деятельности.[2]
Кроме того, существует так называемая проблема верификации. Проверить, в какой степени все участники соглашения по космосу выполняют его условия, может быть технологически нереально. При отсутствии такого контроля высоки риски несоблюдения условий договора его участниками. Таким образом, ни одно государство не согласится связывать себя новыми обязательствами, если оно не сможет достоверно знать, насколько честны остальные члены договора.
Проблема, связанная с Комитетом ООН по космосу, заключается в том, что участники комитета в большей степени являются постоянными дипломатическими представителями, чем людьми, работающими в космической сфере и близко знакомыми с ее динамичным развитием. Между людьми, осуществляющими космическую деятельность и людьми, создающими для нее законодательную базу, зачастую существует большое расстояние.
В Международном космическом праве нет четко прописанных норм для вопросов, касающихся:
  • страхования рисков для КА
  • участия коммерческого сектора в освоении космического пространства
  • защиты информации и прав интеллектуальной собственности
  • уголовной ответственности за космические преступления
  • перепродажи космического оборудования
  • добычи полезных ископаемых на Луне и других небесных телах
  • космического туризма
  • решения экологических проблем освоения космоса
Национальное космическое законодательство также имеет проблемы, которые затрудняют развитие космической деятельности.
Поскольку это не относится к сфере международного космического права, ограничимся двумя показательными примерами.
 
1. Законодательство США предполагает громоздкую процедуру экспорта космической техники, что затрудняет технологический и научный обмен между космическими и некосмическими странам. Космические технологии включены отдельными пунктами в некоторые соглашения о нераспространении оружия массового уничтожения, поэтому они являются предметом режима экспортного контроля.
В США продажу и распространение космических технологий регулируют правила Международной торговли оружием (ITAR - International Traffic in Arms Regulations)[3] и правила Экспортного контроля (EAR - Export Administration Regulations)[4]. Лицензированием занимается Управление контроля оборонной торговли (DDTC - Directorate of Defense Trade Controls).[5]
При этом под такой контроль попадают, помимо технологий двойного назначения, все виды спутников, а также посреднические услуги в космической сфере. Некоторые технологии требуют также специального разрешения на экспорт, полученного с помощью уведомления Конгресса США.
 
2. Несмотря на большие успехи Европейского Союза в сфере осуществления космической деятельности, существуют и пробелы в законодательстве ЕС. Например, общая космическая политика осуществляется параллельно с национальными космическими политиками европейских государств и их согласование не допускается п. 2 ст. 189 Договора о функционировании Европейского Союза.[6]
 
§2.2 Недостатки законодательной базы.
 
Согласно существующему режиму, государства несут ответственность за деятельность коммерческого сектора на их территории. Однако сама возможность запусков с нейтральных вод мирового океана представляет еще одну проблему международного космического права.
Например, неоднозначная правовая ситуация может возникнуть при участии компании Морской старт.[7] В случае нанесения ущерба, пострадавшая сторона не сможет требовать компенсации ни от одного государства. Вопросы, касающиеся Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.[8]
Во-первых, определение понятия космического объекта как сам объект плюс его составляющие не объясняет отношения к космическому мусору. То есть остается не проясненным вопрос, несет ли государство ответственность за ущерб, причиненный космическим мусором, ранее бывшим КА под юрисдикцией этого государства.
Во-вторых, конвенция не регламентирует стандарты предосторожностей, которые должны быть приняты при запуске космического объекта.
Все механизмы, предусмотренные Конвенцией, носят скорее ответный, нежели превентивный характер. Интересно также то, что государства-члены международной организации несут солидарную ответственность за ущерб, причиненный этой организацией. П.3 статьи 22 подчеркивает, что сама организация несет ответственность в первую очередь и государства принимают участие в компенсации ущерба, только когда сама организация не может этого сделать. Таким образом, из этого следует, что ответственность государств является в этом случае вспомогательной. Такой порядок часто критиковался учеными, так как международная правосубъектность межправительственной организации обязывает ее нести ответственность за свои действия.[9]
Кроме того практика показывает, что международные организации космической деятельности обладают иммунитетом от юрисдикции национальных судов, что не оставляет возможности персоналу и сотрудникам этой организации защитить свои права в соответствии с трудовым законодательством своего государства. Такой прецедент известен в споре между сотрудниками ЕКА и Германией.[10]
Еще один вопрос связан с тем, что согласно Конвенции об ответственности и Договору по космосу, государства несут ответственность за действия, совершенные в космической сфере юридическими лицами, зарегистрированными на их территории. Однако такой вывод можно сделать только в отношении тех государств, которые являются членами обоих соглашений, и при этом остается открытым вопрос, как поступать в отношении тех стран, которые подписали только одно из этих соглашений.
С учетом того, что Конвенция об ответственности предполагает, что государство несет ответственность за ущерб, причиненный его космической деятельностью иной стороне, большая часть государств, при заключении соглашений, договариваются о взаимном отказе от претензий. Таким образом, существующий принцип вынуждает государства вносить соответствующие положения в свои документы, чтобы снизить риски космической деятельности и стимулировать сотрудничество.
Получается, что режим, действующий на МКС, как и иные двусторонние и многосторонние договоры являются исключением из режима Конвенции об ответственности. Не проясненным остается вопрос об ответственности международных неправительственных организаций. Исходя из того, что они не являются субъектами международного космического права, ответственность за их действия должно нести государство регистрации. Однако если учитывать специфику сферы международного космического права, величину рисков и ущербов, связанных с космической деятельностью возложение ответственности за действия международной организации на одно только государство регистрации не кажется разумным. Интересно, что одна из неправительственных организаций, Ассоциация Международного права[11] на конференции в Нью Дели в 2002 году пришла к соглашению о том, что никакие поправки не должны быть внесены в существующий текст Конвенции об ответственности. Вопросы, касающиеся Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1966 г[12] Ст. 9 Договора по космосу предусматривает, что государства, имеющие опасения насчет безопасности их космической деятельности, могут просить международных консультаций.
Однако, как показывает практика, каждая страна свободно интерпретирует эту статью. Подтверждением этому может служить тест противоспутникового оружия, проведенного Китаем в 2007 году. Несмотря на несомненный ущерб, который взрыв нанес околоземному пространству и широкий резонанс в политических кругах, ни одна страна не смогла доказать, что КНР нарушила какие-либо положения Договора по космосу.[13] Сама КНР при этом не просила никаких международных консультаций. Вопросы, касающиеся исследования Луны и Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах, 1979г.[14] Очень популярен в космическом праве вопрос о самой возможности и правовом статусе собственности на Луне, а также добыче и использовании ее естественных ресурсов. Свободный доступ к ресурсам космического пространства означает в то же время, что для освоения, к примеру, Лунной поверхности, потребуются усилия всех государств.
В настоящий момент осуществление такой инициативы крайне маловероятно и потребовало бы долгого и противоречивого процесса правового оформления. Таким образом, это представляет собой препятствие на пути экономического освоения Луны. Существующее Соглашение о Луне не работает, потому как остается неподписанным подавляющим большинством космических держав и работает только в отношении тех государств, кто ратифицировал соглашение. Оно не вступило в силу ни для одного из постоянных членов Совета Безопасности ООН. Высказывались предложения о пересмотре Соглашения 1979 года о Луне с учетом Конвенции 1982 года о морском праве и ее Протокола, принятого в Нью-Йорке в 1994 году. Вопросы относительно МКС и Соглашения между Правительством Канады, Правительствами государств-членов Европейского космического агентства, Правительством Японии, Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки относительно сотрудничества по международной космической станции гражданского назначения (Вашингтон, 29 января 1998 года)[15]
 
Во-первых, Соглашение о деятельности МКС предполагает, что результаты исследований являются интеллектуальной собственностью государства, которому принадлежит сектор МКС, бывший площадкой для эксперимента. Это входит в противоречие с основным принципом международного космического права, согласно которому выгоды от использования космического пространства принадлежат в равной степени всем странам.
Во-вторых, на МКС действуют особые правовые нормы, основанные на национальном законодательстве стран участниц проекта. В связи с этим возникает вопрос, могут ли в космическом праве различаться нормы, действующие внутри и вне космических объектов.
 
§2.3 Проблемы международного космического права, связанные с появлением новых сфер космической деятельности.

Космический туризм. Одной из проблем современного международного космического права, связанной с динамичным развитием космической сферы, являются вопросы, связанные с космическим туризмом. К примеру, нет однозначного ответа, какой статус приобретают люди, на короткий срок отправляющиеся на МКС. Кроме того, популярными становятся вертикальные баллистические полеты в космос для пятнадцатиминутного пребывания в невесомости. В таком случае сложно назвать таких людей космическими туристами, так как не была достигнута первая космическая скорость, необходимая для выхода на орбиту. Эксперты утверждают, что если космический туризм станет частью нашей повседневной жизни, то, безусловно, необходимо установить юридические рамки ответственности за эту деятельность для владельцев и пользователей космических аппаратов.[16]
Кроме того, существует ряд вопросов, не затронутых международным космическим правом. Например:
какими правами обладают космические туристы?
распространяются ли на них положения, предусматривающие помощь астронавтам в случае экстренной посадки?
что делать в случае, если космический турист совершает преступление на борту?
законно ли его содержание под стражей в таких случаях и как это реализовать, и может ли он связаться со своим адвокатом на Земле?
будут ли владельцы космических лайнеров платить налог на предпринимательскую деятельность, и в каком объеме? Страхование рисков. В международном праве не существует типовых условий страхования космических рисков.[17]
Однако тенденция коммерциализации космической деятельности предполагает возникновение проблемы страхования космических рисков, так как
1) государства не способны компенсировать весь ущерб в ходе несчастных случаев в космосе
2) частный сектор стремится минимизировать риски в рамках космических проектов.
Главная задача, которая стоит сейчас перед космическим правом – обеспечить прозрачные условия страхования на всех этапах космического цикла, начиная от производства космической техники, заканчивая страхованием жизни и здоровья космонавтов. Некоторые шаги в этом направлении предпринимаются национальным законодательством. В частности, Великобритания, Австралия, Франция и ЮАР создали систему, защищающую интересы государства при его участии в космических проектах: для того, чтобы получить лицензию на осуществление космической деятельности, компания должна оформить страховой полис, полностью или частично покрывающий компенсацию, которую государство должно будет выплатить в случае причинения ущерба. Законодательство США уделяет большое внимание наиболее рискованной сфере космической активности – запуску космических объектов. В соответствии с пп. a–b раздела 2458b «Страхование и возмещение» гл. 26 «Национальная космическая программа» Титула 42 Свода законов США, НАСА обеспечивает полное или частичное страхование ответственности перед третьими лицами любого пользователя пускового аппарата.[18]
Кроме того, НАСА в случае соглашения с пользователем, берет на себя обязательство компенсировать ущерб третьим лицам, если страховой полис пользователя не обеспечивает полную сумму причиненного ущерба, и в случае если пострадавшая сторона обратилась в суд с требованием покрытия полной суммы ущерба.
Однако НАСА не может нести ответственность за ущерб, причиненный по неосторожности или в результате преднамеренных неправомерных действий запускающей компании.[19]
В Российском законодательстве страхованию космических рисков посвящена статья 25 Закона «О космической деятельности» № 5663-1 от 20.08.1993, освещающая в основном вопросы страхования жизни и здоровья космонавтов.[20]
Проблема заключается в том, что нет единых мировых стандартов в этой области, а национальные законодательные акты не согласуются друг с другом. Вопросы сертификации. Интересно также, что в современном международном космическом праве не установлен порядок проведения обязательной сертификации и регистрации суборбитальных летательных аппаратов. Кроме того, отсутствуют требования, предъявляемые к членам экипажа таких летательных аппаратов, которые должны быть стандартизированы Международной организацией гражданской авиации (ИКАО).
 
Вопросы прав собственности.
На заседании Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу в 2011 году японской делегацией был поднят вопрос о том, что существующие правовые нормы не регулируют вопрос о передаче прав собственности на спутники, находящиеся на орбите. Согласно Договору по космосу, запускающее государство несет ответственность за любой ущерб, причиненный космическим объектом.
Однако неизвестно, кто несет ответственность, в случае если спутник, запущенный частной компанией с территории одного государства, был продан частной компании, находящейся на территории другого государства. Договор также умалчивает о том, что делать в случае, если космический объект был передан государству, не являющемуся членом соглашения. На практике, операции по передаче спутников имели место, например, когда английские спутники AsiaSat 1 и AsiaSat 2 перешли в ведение КНР в связи с возвращением ей Гонконга.
Однако такая передача не вызвала правовых вопросов, так как, технически, Китай уже являлся запускающим государством, потому что запуск осуществлялся с его территории. Действительно противоречиво выглядит ситуация с передачей американских спутников Intelsat Голландской компании New Skies NV. Кроме того, все соглашения по космосу предполагают единоличное владение космическими аппаратами, что больше не может быть актуальным.
 
§2.4 Проблемы международного космического права, связанные с появлением новых участников космической деятельности.

Вопросы частного сектора. Всемирная торговая организация защищает права корпораций с учетом их национальной принадлежности государствам, подписавшим международно-правовые соглашения. Однако компании, действующие в космосе, не могут рассчитывать на поддержку подобных организаций, так как это потребовало расширения принципов суверенитета на космическое пространство, что противоречит основным документам международного космического права.
Главным вопросом остается вопрос о возможности защиты прав частной собственности вне государственного суверенитета. Это также вопрос о том, запрещает ли Договор по космосу устанавливать режим частной собственности в сфере коммерческих космических исследований. Существует мнение, что, согласно принципу expressio unius est exclusion alterius, если что-то не запрещается прямым текстом, юридически, это не запрещено.[21]
Интересные правовые противоречия могут возникнуть при попытке проанализировать ситуацию с точки зрения разных правовых систем. Принцип соотношения прав собственности и суверенитета по-разному понимается в рамках общего и гражданского права. Общая теория права, имея корни в феодальной правовой системе, предполагает, что государству изначально принадлежат все земли его территории, и права собственности субъекта объясняются принципами вассальной зависимости.
Гражданское право, которое происходит от системы римского права, различает собственность и суверенитет. Тогда частные компании могут присваивать землю на небесных объектах, в то время как государства не могут. Частная космическая деятельность, даже если признать ее законной, не имеет никакой юридической базы. К примеру, недавно компания Planetary Resources предложила перспективную инициативу по разработке месторождений полезных ископаемых на астероидах.
Однако ее деятельность, будь она осуществлена, никак не защищалась бы от конкуренции и экономических рисков.[22]
Вопросы интеллектуальной собственности и информационного обмена. При организации любой деятельности в космосе, одним из самых важных элементов является доступ к актуальной информации. Для того, чтобы координировать деятельность собственных объектов, избегать столкновений с чужими при запуске и нахождении на орбите и реагировать на любые изменения космической среды, необходим информационный обмен между участниками освоения космоса. Несмотря на то, что такой обмен был основой космического сотрудничества с самого начала, нет точных правил, в каком объеме должен происходить этот объем, какие именно данные могут быть публичными.
Кроме того, остается вопрос, может ли такой обмен происходить между государством и частной фирмой или он предусматривает только межправительственный уровень.
В сфере международного космического права отсутствует защита прав интеллектуальной собственности. Считается, что исходные данные не могут быть защищены за отсутствием творческого вклада. С другой стороны, специфика космической сферы требует выработки правовых норм по защите любой информации с учетом того, что каждое государство, так или иначе, стремится защитить имеющиеся в его распоряжении данные. Принцип равного доступа всех стран к исследованию космоса предполагает их равный доступ к информации, но за отсутствием защиты прав интеллектуальной собственности, этот доступ не удастся обеспечить.
 
§2.5 Проблемы международного космического права, связанные с появлением новых стратегических рисков.
  
Вопросы навигации и управления КА. Еще одним пробелом в космическом законодательстве является вопрос о регулировании полетов космических аппаратов. Некоторые ученые предупреждают о возможности их столкновения в космическом пространстве, что может привести к первому международному конфликту в космосе.[23] О возможности столкновения космического объекта с другим объектом или воздушным судном говорят также 2 и 3 статьи Конвенции об ответственности.[24]
Также существует еще один момент, связанный с управлением КА, никак не освещенный в международном космическом праве. Установлено, что космическими аппаратами управляют национальные космические агентства или другие уполномоченные центры управления полетами. Однако они осуществляют управление не только в космическом пространстве, но и в воздушном, в том числе воздушном пространстве других государств, что является противоправным осуществлением юрисдикции на чужой территории. Вопросы, связанные с необходимостью решения проблемы космического мусора.
Следующая проблема, для которой международное космическое право не предусматривает решения, проблема космического мусора.
Любые ограничения, предпринимаемые для решения этой проблемы, приведут к увеличению стоимости космических операций. В настоящий момент отсутствуют какие-либо эффективные правовые механизмы решения проблемы космического мусора. Кроме того, при нанесении ущерба космическим аппаратам, во-первых, могут возникнуть проблемы с классификацией космических обломков, и, во-вторых пострадавшей стороне придется доказать, что столкновение произошло не по ее вине. О риске милитаризации космического пространства. Большой проблемой для освоения космоса является риск его милитаризации. Это прямая угроза, как дальнейшему развитию космической сферы, так и глобальной космической безопасности. С правовой точки зрения, существует несколько проблем законодательства, связанных с проблемой милитаризации космического пространства.[25]
Во-первых, это определение космического оружия. Нигде в существующих документах не прописано, что именно можно считать космическим оружием.[26] В 1998 году рабочая группа Института ООН по исследованиям в области разоружений (UNIDIR) предложила определение космического оружия как «размещенное в космическом пространстве (включая небесные тела) устройство, предназначенное для уничтожения, повреждения или нанесения иного ущерба функционированию иных объектов в космосе и на Земле».[27]
Некоторые технологии соответствуют этому определению, например оружие направленной энергии, кинетическое оружие, противоспутниковое оборудование (ASAT).[28] Однако существуют технологии, которые сложно классифицировать. Например, технологии транспортировки оружия путем временного его размещения на орбите или ракеты-перехватчики.
Во-вторых, растет число технологий, не наносящих прямого ущерба, но имеющих косвенное разрушающее воздействие, например, некоторые спутники могут создавать помехи для работы других спутников, препятствовать их адекватной передаче информации на Землю.[29] В проекте Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов[30] термин "оружие в космическом пространстве" означает «любое устройство, размещенное в космическом пространстве, основанное на любом физическом принципе, специально созданное или переоборудованное для уничтожения, повреждения или нарушения нормального функционирования объектов в космическом пространстве, на Земле или в ее воздушном пространстве, а также для уничтожения населения, компонентов биосферы, важных для существования человека, или для нанесения им ущерба». Однако проект не получил юридического закрепления. Таким образом, отсутствие расширенного понятия космического оружия может привести к тому, что свободное размещение в космосе вышеперечисленных технологий облегчит путь к началу военного столкновения. Договор по космосу предусматривает возможность использования космического пространства исключительно в мирных целях. Однако нет точного определения тому, какие именно цели можно считать мирными. Большая часть государств, в том числе США, склонны трактовать это понятие в таком смысле, что мирным использованием космического пространства называется отсутствие агрессии, направленной на других участников космической деятельности.[31]
Однако ничто не запрещает государствам защищать свою собственность и национальные интересы в космосе. Таки образом, если одна из стран сочтет деятельность другой страны угрожающей ее национальным интересам, она получит право их защищать. Проблема регулирования использования технологий двойного назначения также остается актуальной. Термин «двойное назначение», первоначально относившийся к атомной энергии, которая может использоваться как в мирных, так и в военных целях, имеет несколько иное применение в космической сфере. Он имеет прямое отношение к космическим вооружениям, которые могут служить как орудием нападения, так и защитой.
Примером такого оружия может служить Космический лазер (SBL) США, предназначенный для размещения на низких земных орбитах и уничтожения враждебных баллистических ракет.[32] Агентство противоракетной обороны США (MDA) также участвует в разработке системы противоракетной обороны, которая представляет собой сотни спутников, размещенные на орбите, с целью замены одного крупного лазера.[33] Таким образом, существующий правовой режим не соответствует достигнутому уровню развития технологий и не освещает многие вопросы, связанные со стратегическими рисками милитаризации космоса. В качестве общего вывода можно сказать, что недостатки международного космического права связаны в первую очередь с несовершенством законодательной базы и внутрисистемными противоречиями. Что касается пробелов в сфере международного космического права, то большая часть из них обоснованы изменениями, произошедшими в мире со времен создания основ этой правовой сферы, в частности с экономическим и научно-техническим развитием. Эти пробелы обоснованы и закономерны, так как являются естественной частью развития системы международного космического права. Однако несовершенство этой системы ставит под угрозу обеспечение глобальной космической безопасности.
 
(с) Ю.Д. Дементьева, студентка факультета Глобальных процессов МГУ им. Ломоносова, 2013г.
 
Ссылки.
 
[1] Sanz Fernández de Córdoba Presentation of the Karman separation line, used as the boundary separating Aeronautics and Astronautics. [Электронный ресурс], - Режим доступа: http://www.fai.org/icare-records/100km-altitude-boundary-for-astronautics, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[2] US National Space Policy [Электронный ресурс], Режим доступа: http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/national_space_policy_6-28-10.pdf, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[3] International Traffic in Arms Regulations, US Department of State, directorate of defense trade controls [Электронный ресурс], - Режим доступа: http://pmddtc.state.gov/regulations_laws/itar_official.html , свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[4] Export Administration Regulations, The Bureau of Industry and Security [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.bis.doc.gov/policiesandregulations/index.htm , свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[5] Introduction to U.S. Export Controls for the Commercial Space Industry. U.S. Department of Commerce and U.S. Federal Aviation Administration. October 2008
[6] Европейский Союз: основные акты в редакции Лиссабонского договора / Отв. ред. С.Ю. Кашкин. — М., 2008.
[7] Морской старт (англ. sea launch) — плавучий космодром для запуска ракет «Зенит» и одноименный международный консорциум по эксплуатации космодрома «Морской старт»
[8] Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, Принята резолюцией 2777 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1971 года, [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/damage.shtml, свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[9] Williams, S.M. Final report on the review of space law treaties in view of commercial space activities – concrete proposals. ILA Space Law Committee, 70th Conference (New Delhi, 2002)
[10] Waite and Kennedy vs. Germany. Judgment of 18 February, 1999, European Court of Human Rights
[11] The International Law Association [Электронный ресурс], Официальный сайт организации, - Режим доступа: http://www.ila-hq.org/ , свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[12] Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, Принят резолюцией 2222 (XXI) Генеральной Ассамблеи от 19 декабря 1966 года, [Электронный ресурс], - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/outer_space_governing.shtml, свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[13] DoD News Briefing with Deputy National Security Advisor Jeffrey, Gen. Cartwrightand NASA Administrator Griffin, in USA-193: SELECTED DOCUMENTS 51, 52 (P.J.Blount & Joanne Irene Gabrynowicz eds., 2009) ("While we do not believe that we meet the standard of Article IX of that treaty that says we would have to consult in the case of generating potentially harmful interference with other activities in space, we do believe that it is important to keep other countries informed of what is happening.").
[14] Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах, Принято резолюцией 34/68 Генеральной Ассамблеи ООН от 5 декабря 1979 года, [Электронный ресурс], - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/moon_agreement.shtml , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[15] Соглашение между Правительством Канады, Правительствами государств-членов Европейского космического агентства, Правительством Японии, Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки относительно сотрудничества по международной космической станции гражданского назначения (Вашингтон, 29 января 1998 года) [Электронный ресурс], сайт Российского Федерального космического агентства, - Режим доступа: http://www.federalspace.ru/main.php?id=280&did=1127 , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[16] L Roberts, 1996, " Space Business Incentives: It's time to act", Ad Astra, Vol 8, No 2, pp 38-9
[17] Van Traa-Engelman H.L. Commercial Utilization of Outer Space. — Dordrecht/Boston/London: Martinus Nijhoff Publishers, 1993. — P. 324
[18]Pub. L. 85-568, title III, Sec. 308, as added Pub. L. 96-48, Sec. 6(b)(2), Aug.8, 1979, 93 Stat. 348. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.nasa.gov/offices/ogc/commercial/42usc2458b_prt.htm, свободный, - загл. с экрана, - Яз.англ.
[19]Commercial Space Launch Act, 1984 (Pub. L. 98-575, Oct. 30, 1984). С поправками 1988 г. и 2004 г. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.faa.gov/about/office_org/headquarters_offices/ast/media/PL108-492.pdf, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[20] Российская газета. — 1993. № 6. — 12.01
[21] Joanne Irene Gabrynowicz, The International Space Treaty regime in the Globalization Era, AD ASTRA, Fall 2005, at 30 [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.space-settlement-institute.org/Articles/IntlSpaceTreatyGabryno.pdf, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[22] Kelly M. Zullo, Note, The Need to Clarify the Status of Property Rights in International Space Law, 90 GEO. L.J. 2413, 2434 (2002)
[23] М.Каку. Wall Street Journal. — 2009. — 23 June. — A 13
[24] Жуков Г.П. Международное космическое право и вызовы ХХI столетия. К 50-летию полета Юрия Гагарина в космос: Учеб. пособие. — М.: РУДН, 2011. — С. 52
[25] B. Jasani, Introduction to peaceful and non-peaceful uses of outer space: problems of definition for prevention of an arm race, p.13(B. Jasani, ed., 1991).
[26] S. Chandrashekar, Problems of Definition: A View of an Emerging Space Power, in peaceful and non-peaceful uses of outer space: problems of definition for prevention of an arm race, p 77, 86-87
[27] Jasani, supra note 56, at 13
[28] William Marshall et al., Space Weapons: The Urgent Debate 9 (Draft paper,2003) [Электронный ресурс], Режим доступа: http://www.scienceandworldaffairs.org/PDFs/MarshallEtAl_Vol1.pdf, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[29] Marshall, supra note 59, at 8-9
[30] Договор о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения Силы Или Угрозы Силой в отношении космических объектов, Проект. [Электронный ресурс], Официальный сайт постоянного представительства РФ при отделении ООН и других международных организаций в Женеве, Режим доступа: http://www.geneva.mid.ru/disarm/23_rus.html , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[31] President Dwight D. Eisenhower and UN Ambassador Henry Caboot Lodge, 36 Dep'tof State Bulletin 124, 227 (1957); U.S. Sec'y of State John Foster Dulles, 37 Dep't of StateBulletin 271 (1957).
[32] Grahame, A Question of Intent: Missile Defense and the Weaponization of Space, [paragraph] 10
[33] Grahame, A Question of Intent: Missile Defense and the Weaponization of Space, [paragraph] 14

Категория: Космическое право | Добавил: 1advokat (03.05.2013)
Просмотров: 5195 | Теги: Ю.Д. Дементьева, космическая безопасность, международное право, космическое право, факультет Глобальных процессов МГУ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]