Вкусно готовим
 
 
Выбрать язык / Choose language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Israel
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
 
 
 
 
тел. +7(9O3) 2O4-23-49
E-mail: infо@lex.pw
 
Отправить письмо адвокату
Общаться с коллегами
 
 
Главная » Статьи » Международное право » Космическое право

Специфика международного космического права с позиций глобальной космической безопасности
Специфика международного космического права с позиций глобальной космической безопасности

Международное космическое право как новая сфера правового пространства возникла в связи с объективной необходимостью обеспечения стабильности и безопасности человечества в космосе. Глобальная космическая безопасность – то, во имя чего были созданы существующие правовые нормы и основой чего они являются.
В доказательство этого тезиса обратимся к истории. Чтобы понять, каким требованиям отвечают существующие документы, важно посмотреть, в каких условиях они создавались. Начало космической эры для человечества связано с борьбой за лидерство двух супердержав – Соединенных Штатов Америки и Советского Союза. Их стремление продемонстрировать свой политический вес и расширить влияние на мировое сообщество стало первопричиной, так называемой, космической гонки.
К моменту принятия на вооружение межконтинентальных баллистических ракет, оснащенных ядерным оружием, стороны начали осознавать масштабы стратегических рисков, связанных с милитаризацией космического пространства.
Это отразилось в принятых ООН документах по космическому праву, в частности Декларации принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства[1], Договоре по космосу 1966 года[2] и последующих соглашениях. Было запрещено размещение различных типов вооружений в космическом пространстве и на небесных телах. Космическое пространство должно было стать демилитаризованной сферой, к которой все страны мира имеют равный доступ. Такие механизмы создавались в первую очередь для того, чтобы ослабить напряжение биполярного мира. Таким образом, в основу международного космического права был положен принцип всеобщей безопасности. Новая правовая сфера должна была создать правовые механизмы для обеспечения этого принципа.
 
§ 1.1 Специфика области международного космического права с точки зрения глобальной космической безопасности.
 
Прежде чем приступить к анализу правовых норм международного космического права, важно учесть основные параметры среды, которые оказывают влияние на возможность ее правового регулирования.
 
Физические особенности.
Космическая среда не имеет физических границ, в открытом космосе отсутствует кислород, так что человек не может выжить без специального оборудования. Поэтому любая деятельность по исследованию и освоению космоса связана со многими рисками для человека, и априори не может быть безопасной.
 
Исторические особенности:
1. Международное космическое право сформировалось в очень короткие сроки, под влиянием научно-технического прогресса. Система еще не была проверена временем, поэтому многие пробелы космического законодательства выясняются с практикой.
2. Основой международного космического права и его началом являются нормы международного права. В отличие от остальных частей правовой системы, национальные акты космического права появились позднее международных норм.
 
Юридические особенности:
1. Космическое пространство – совершенно новая сфера человеческой деятельности, и она существенно отличается от всего, с чем мы сталкивались раньше. У космического права, несмотря на то, что оно заимствует некоторые принципы из других отраслей международного права, свой путь развития. Космическое право не может развиваться без участия всех стран мира, так как космическая сфера – достояние всего человечества.[3]
2. В отношении государств, не являющихся участниками соглашений по космическому праву, правовой обычай играет важную роль.
3. Договор по космосу предусматривает ответственность государств за их национальную деятельность в космическом пространстве. Ранее в международном праве существовала ответственность государств только за деятельность своих органов, ответственность за действия частных компаний регулировалась международным частным правом.
4. Важным вопросом международного космического права с момента его возникновения была правосубъектность международных межправительственных организаций. Специфика космической сферы вынуждает государства искать правомочные площадки для дискуссий.
5. Одним из основных механизмов международного космического права являются нормы мягкого права. Риски, связанные с космической деятельностью, слишком высоки, чтобы государства соглашались связывать себя жесткими международными обязательствами.
 
§ 1.2 Основные принципы международного космического права, обеспечивающие глобальную космическую безопасность.

Основные принципы международного космического права сформулированы в Декларации правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства и сопутствующих ей документах. Мы обратим внимание на принципы, которые лежат в основе обеспечения космической безопасности.
Исследование и использование космического пространства осуществляется в рамках, регулируемых международным правом. Таким образом, обеспечение мирного использования космического пространства осуществляется за счет применения международно-правовых механизмов кооперации.
Космическое пространство и небесные тела свободны для использования всеми странами, вне зависимости от их уровня экономического и технологического развития. Этот принцип обеспечивает всем странам равный доступ к космической сфере, снижая риск международных конфликтов и предоставляя возможность развивающимся странам получать выгоды от использования космического пространства.
Права собственности и суверенности не распространяются на сферу космического пространства. Предупреждение монополизации использования, к примеру, полезных ископаемых с небесных тел Солнечной системы, служит опорой поддержания баланса сил в космосе.
Размещение ядерных вооружений в космическом пространстве запрещено. Запрещение ядреных вооружений – первый шаг на пути решения проблемы милитаризации космоса, которая представляется основным стратегическим риском для будущего космической сферы. Данный принцип закреплен Договором по космосу, который предусматривает также запрет на использование любых других видов оружия массового уничтожения, создание военных баз, сооружений и укреплений, испытание любого типа оружия и проведение военных маневров. Допускается только использование военного персонала для научных исследований и применение любого оборудования для мирных целей.
Принцип свободы полетов в космическом пространстве. Этот принцип существует для того, чтобы освободить государства от необходимости запрашивать у других государств или международных межправительственных организаций разрешение на выполнение полетов в космическом пространстве.
 
§ 1.3 Трансформация реалий международного космического права.

Однако с распадом биполярного мира, значение космической безопасности нельзя связывать преимущественно с ограничением гонки вооружений. В связи с этим, космическое право сегодня не может рассматриваться как законченная система.[4]
Развитие космических технологий и трансформации, произошедшие в международных отношениях, требуют разработки новых правовых механизмов, с учетом новых факторов, влияющих на стабильность и безопасность использования космического пространства. Кратко перечислив их, мы раскроем каждый из этих факторов ниже.
Появление новых участников космической деятельности.
Появление новых сфер космической активности.
Возникновение новых стратегических рисков.
 
1. Появление новых участников космической деятельности.
Во времена подписания основополагающих документов космического права, единственными субъектами правоотношений считались суверенные государства, на которые возлагалась юридическая ответственность за любую космическую деятельность на их территории. Однако в последнее время все больший интерес к космической деятельности заметен со стороны неправительственных организаций и частных компаний. На Третьей конференции ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях, проходившей в Вене, большое внимание уделялось возрастающему вкладу частного сектора в осуществление космических проектов, процессу приватизации и коммерциализации некоторых прикладных разработок. В первую очередь это относится к компаниям, осуществляющим запуски спутников, владеющими собственными портами и осуществляющим продажу услуг участникам космических исследований.[5]
Профессор Бекштигель охарактеризовал такую деятельность как косвенную космическую активность.[6] Для того чтобы стимулировать развитие инвестиций частного сектора в космические разработки необходимо чтобы права частных организаций были защищены законодательно. Отсутствие правовых механизмов обеспечения их деятельности в этой сфере ведет к правовому беспорядку и, соответственно, нестабильности всей системы норм космического права в целом.
Кроме того, появляются новые космические державы, которые начинают играть важную роль в освоении космоса. В первую очередь это Китай, чьи космические проекты вызывают неоднозначную реакцию мирового сообщества. Некоторые эксперты обращают внимание на возможность начала нового этапа космической гонки, так как США не доверяют КНР в вопросе мирного использования космоса, и КНР развивает собственные технологии без помощи ведущей космической державы.[7]
Также Иран[8] и Северная Корея ведут разработки собственных ракет-носителей, и, хотя они регулируются Договором по космосу, существует риск использования этих разработок в военных целях.[9] Помимо этого, многие развивающие страны разрабатывают собственные космические программы и стремятся к получению выгод от использования новых технологий.[10]
Некоторые из них заключают контракты на совместную обработку исследовательских данных, или на запуск своего спутника с чужой территории, или на развитие телекоммуникационных спутниковых технологий.
2. Появление новых сфер космической активности.
В последние десятилетия произошла смена парадигмы космической активности, которая перешла из сферы исследований космоса и запуска космических аппаратов к другому типу деятельности, охватывающую спутниковую связь, наблюдение Земли, навигацию. С развитием космических технологий неизбежным стало появление новых сфер космической активности, таких как космический туризм, поиск ресурсов на космических объектах, использование спутников и космических аппаратов в коммерческих целях. Кроме традиционных исследовательских и стратегических целей, появились цели экономические, что объясняет необходимость адаптации существующего правового механизма к новым условиям для того чтобы потенциальная возможность получения прибыли от космической деятельности превратилась в возможность реальную. Хорошим примером применения нового правового законодательства является космическая политика Европейского союза.
Несмотря на это, подавляющее большинство космических проектов регулируются нормами некосмического права: например, воздушного, транспортного или экологического. Положения о регулировании космической активности рождаются как естественная часть других отраслей права, что не дает возможности создания единой системы, учитывающей особенности космоса как новой для человечества сферы правового регулирования. Например, существует объективная необходимость установить нормы сертификации пассажирских лайнеров, оснащенных ракетными двигателями, порядок их использования и продажи, отличный от традиционных норм воздушного права. Такие проекты уже существуют и нуждаются в правовой поддержке. Бывший член Конгресса США Роберт Уокер еще в 90-е годы XX века говорил о том, что космическое законодательство должно предоставить удобный доступ в космос не только государствам, но и частному сектору для создания новых сфер космической активности.[11]
Однако важно отметить, что одна из особенностей международного космического права заключается в том, что законодательство не предшествует появлению новых областей космической деятельности, а, как правило, закрепляет результаты технологических достижений. 3. Возникновение новых стратегических рисков. Космическое право сегодня должно предоставить юридические решения потенциальных проблем будущего.[12]
Помимо риска возникновения нового этапа космической гонки, о котором упоминалось выше, развитие космической сферы связано с дополнительными стратегическими рисками. Это:
Ø вероятность вооруженных столкновений в открытом космосе и околоземном пространстве,
Ø риск экологической катастрофы в связи с неконтролируемым ростом объемов космического мусора на орбите,
Ø опасность правовых конфликтов в связи с пробелами в существующем космическом законодательстве. Важнейшим стратегическим риском является перспектива милитаризации космоса как минимум потому, что законодательством не регулируются такие вопросы, как запуск ракет в космическое пространство с целью уничтожения вооружений на орбите или транспортировка оружия через космическое пространство.
В случае начала космического конфликта помимо мирного населения под угрозой окажутся такие важнейшие для человечества системы, как связь, мониторинг поверхности Земли, система предупреждения катастроф, телекоммуникации, спутниковая навигация.
Важным является то, что потенциального риска начала новой гонки космических вооружений трудно избежать. Он объясняется спецификой сферы космических исследований. В частности, большинство космических технологий имеют двойное назначение и могут быть использованы как в коммерческих и гражданских целях, так и военных.
Например, спутниковые коммуникации, как правило, глубоко интегрированы в систему военных сообщений. Поэтому одна из проблем космического права заключается в том, что установление новых правовых механизмов предупреждения милитаризации космоса может стать сдерживающим фактором для развития космических технологий. Кроме того, нельзя с уверенностью утверждать, что космос сегодня используется исключительно в мирных целях.
Современные виды наземных вооружений функционируют при помощи различных систем спутников военного назначения, которые играют большую роль в качестве национальных средств контроля над разоружением. Проблема космического мусора тесно связана с возможностью экологической катастрофы, которая рискует сделать околоземное пространство непригодным для исследований. Однако космическое право не определяет четкой терминологии. Например, в ст. IX Договора по космосу термин «загрязнение» должен быть принят в широком смысле слова, означая как умышленные, так и непреднамеренные действия, влекущие за собой химическое, биологическое, радиоактивное и прочие виды загрязнения среды в количествах, представляющих опасность для поддержания ее естественного равновесия.[13]
Но документ не предоставляет юридической расшифровки этого термина, как и некоторых других, что ставит под сомнение эффективность существующих положений в целом. Кроме того, и экологическое право не способно компенсировать недостаток правового регулирования космической деятельности, так как не учитывает физическую природу космической сферы активности. О недостатках существующей системы правового регулировании будет подробно рассказано во второй главе настоящей работы.
 
§ 1.4 Вопросы соотношения национальных актов космического законодательства и международного космического права.

Для того чтобы судить о плюсах и минусах существующего правового режима в космическом пространстве, важно рассмотреть космическое право как целостную систему. Национальное право играет существенную роль в развитии международного космического права. Национальное космическое законодательство создавалось уже после того, как были достигнуты определенные договоренности на международном уровне. Это предполагает ситуацию, когда национальные правовые акты регулируют такие отношения и сферы деятельности, которые были упущены в международно-правовых документах.
Такая возможность означает, что некоторые законы одного государства, могут стать основой будущих международных соглашений. Однако проблема заключается в том, что национальное законодательство разных регионов не всегда согласуется, а иногда и противоречит друг другу. Таким образом, в этом параграфе рассматриваются несколько ключевых моментов, связанных с национальными актами о космическом пространстве.
1. Международное космическое право опирается на национальные правовые акты. Так как международные документы не являются полными и всеобъемлющими соглашениями по вопросам освоения космического пространства, национальное право может служить опорой для применения норм международного права. Одним из примеров может служить Конвенция об ответственности, которая предусматривает возможность разрешения претензий о компенсации за ущерб государству, физическим или юридическим лицам как на государственном, так и на местном уровне, например, в административных трибуналах запускающего государства.
Запрещено, однако, предъявление иска сразу на двух уровнях. Кроме того, национальное законодательство призвано дополнять действующие международные соглашения, так как специфика международно-правовых документов не позволяет учитывать потребности правовой системы каждого государства в отдельности. Например, в соответствии со ст. 6, 7 и 8 Договора по космосу и Конвенции о регистрации 1975 года государства обязаны принять национальные законы о регистрации запусков спутников, однако свободны в выборе или создании органа, ответственного за это и правилах его деятельности. Чтобы стать эффективным дополнением международно-правового режима, национальное законодательство должно исходить из традиционных принципов международного права и базироваться на уже существующих нормах международного космического права.
Например, договор по космосу 1966 года содержит нормы о свободе деятельности в космическом пространстве, имеющие императивную силу. Поэтому государства, разрабатывая собственное законодательство в области космического пространства должны учитывать это обстоятельство. Интересно отметить, что, согласно ст.92 Конституции Украины основы космической деятельности определяются исключительно законами Украины[14], что противоречит нормам международного космического права.
2. Национальные правовые акты служат основой для расширения существующих международно-правовых соглашений. Как уже отмечалось выше, используя правовой опыт, накопленный отдельными странами в сфере космической деятельности, мировое сообщество может прийти к формированию единой международно-правовой системы космического права. Рассмотрим удачные примеры правового закрепления новых сфер космической активности с целью обеспечения космической безопасности. Система норм космического права государств Европы составляет фундамент международного сотрудничества в космосе. Один из примеров наиболее успешной разработки законодательства служит космическая программа Европейского Союза, которая предусматривает расширение международной кооперации в области безопасности и обороны, а также интеграцию европейской космической политики в широкий спектр внешних связей ЕС.[15]
Отдельно освещаются вопросы правомерного доступа к космическому пространству. Кроме того, 21 мая 2007 г Совет ЕС принял резолюцию по вопросам новой европейской космической политики.[16] Важно отметить, что в законодательстве Европейского Союза освещается, помимо прав и обязанностей сторон, перечень форм и видов сотрудничества. Таким образом, совместная космическая политика становится новой сферой взаимодействия государств в интеграционном процессе. Большой вклад в формирование космического законодательства вносят США, в особенности в отношении коммерческого и экономического аспектов. Соединенные Штаты стремятся сделать сферу частных космических проектов максимально прибыльной, для чего необходимо создать ее максимальную правовую обеспеченность.
Юридическая система США предусматривает снижение рисков для частных компаний в случае чрезвычайных ситуаций путем подписания участниками полета письменного согласия[17] на возможные риски для жизни и здоровья.[18]
Закон Украины «О государственной поддержке космической деятельности» от 16 марта 2000 года также предусматривает меры государственной поддержки коммерческой космической деятельности, а помимо этого и привлечение инвестиций в космическую отрасль Украины. На основании этого закона Украина изменила некоторые положения налогового, таможенного и коммерческого законодательства, а Национальное космическое агентство и Министерство обороны Украины несут ответственность за обеспечение национальной безопасности в сфере космической деятельности.
Закон Республики Казахстан «О космической деятельности» от 6 января 2012 года включает в себя целую главу, посвященную космической безопасности. Законопроект освещает такие важные вопросы, как механизмы обеспечения безопасности в космосе, расследование аварий, экологический контроль окружающей среды и состояния здоровья населения в регионах, подверженных воздействию космической деятельности, а также запреты и ограничения в космической деятельности.[19]
Принципиально отличается китайская космическая политика, основанная на пятилетнем планировании. Питер Бонд, консультант компании «Jane's Space Systems and Industry» отмечает, что пошаговое планирование позволяет Китаю адаптировать свои космические программы к изменяющимся условиям, основываясь на достигнутых результатах, и не внося коренных изменений в основы юридической системы.[20] Россия реализовала серьезный механизм укрепления космической безопасности, согласившись заблаговременно предоставлять информацию не только о предстоящих запусках космических объектов, но и об их предназначении и основных параметрах орбиты.
Кроме того, в РФ действует мораторий на испытание противоспутниковых систем. В октябре 2004 года на 59-й сессии ГА ООН Россия в одностороннем порядке гарантировала, что не будет размещать в космосе оружие любого вида. Эта инициатива получила поддержку среди государств-членов ОДКБ.[21] В завершение параграфа стоит сказать, что странами уже предпринимаются попытки создания единого международного соглашения на основе национальных правовых документов. США заявили о желании создать Международный кодекс поведения в космосе, на основе документа, предложенного в сентябре 2010 года Европейским Союзом.[22]
Еще раньше, 12 февраля 2008 года Россия и Китай представили на Конференции по разоружению проект договора о предотвращении размещения оружия в космосе, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов.[23] Этот проект охватывал существенные аспекты укрепления военной безопасности в космическом пространстве, однако так и не был реализован.
 
§ 1.5 Региональные модели сотрудничества в сфере международного космического права.

Несмотря на то, что государства имеют свои национальные законодательные акты космического права, которые, как уже отмечалось выше, могут не согласовываться друг с другом, некоторые закономерности существуют на региональном уровне. Выявление и анализ этих закономерностей могут привести к пониманию основ, на которых в дальнейшем будет строиться международное и межрегиональное космическое сотрудничество. Для рассмотрения были выбраны основные регионы глобального мира, за исключением ЕС, о космической политике которого уже было сказано выше. При этом две ведущие на данный момент космические державы: США и Россия рассматриваются отдельно.
 
Россия.
На основе анализа соглашений по космическому сотрудничеству Российской Федерации и нескольких стран мира[24], можно сделать выводы о том, какие правовые традиции существуют на двустороннем уровне. · Во-первых, Россия традиционно заключает соглашения, предусматривающие широкий спектр сотрудничества по различным вопросам. При этом для России большое значение играет не только регулирование деятельности непосредственно в космическом пространстве, но и применение космических технологий в иных сферах экономики, медицины и экологии.
Во-вторых, соглашения с Россией носят рамочный характер. В некоторых случаях предусматривается заключение отдельных договоров по конкретным проектам на основе первоначального документа.
В-третьих, только единичные соглашения предусматривают специфические области сотрудничества, получающие довольно подробное юридическое закрепление. В частности, соглашение с Бразилией предусматривает возможность запуска спутников с территории Бразилии, но с помощью российских ракет-носителей.[25]
В-четвертых, особую сферу интересов России представляет собой пространство СНГ.[26]
Это обуславливается двумя причинами:
1. Специфика советского космического комплекса заключается в том, что некогда единая инфраструктура теперь разделена между различными странами постсоветского пространства, что вынуждает их к тесному сотрудничеству в космической сфере.
2. Расширенное сотрудничество в рамках СНГ облегчает путь к согласию между государствами. Наиболее тесное сотрудничество в этой области осуществляется с Украиной. Договор с Украиной[27] предполагает предоставление коммерческих услуг по запуску спутников третьим странам, выполнение заказов третьих стран по производству космической техники и информационный обмен. Кроме того, в соглашении РФ и Украины предусмотрен особый режим ответственности. Традиционный взаимный отказ от претензий заменяется договоренностью о создании особых правил для каждого вида деятельности, что существенно усложняет общий механизм, однако дает возможность адаптировать правовые нормы с учетом специфики каждого проекта. Если сравнить договоры, заключаемые Российской Федерацией с договорами, которые заключал ранее СССР[28], то важно заметить, что первые в большей степени отвечают требованиям развивающейся космической сферы.
В первую очередь это связано с тем, что РФ рассматривает частный сектор как возможного участника космической деятельности, и в связи с этим предусматриваются механизмы охраны интеллектуальной собственности и другой конфиденциальной информации. Кроме того, РФ разрабатывает таможенные правила для имущества, которое пересекает границу в рамках соответствующей программы сотрудничества, а также нормы миграционного контроля для технического персонала, ученых и специалистов космической области.
 
Латинская Америка.
Правовые традиции Латиноамериканского региона предполагают постепенное расширение сотрудничества путем принятия совместных планов и деклараций. В документах Латинской Америки юридический аспект не получил четкого оформления, так как в регионе отсутствует единая стратегия космической деятельности, что обуславливает характеристику соглашений скорее как планов действий, не опирающихся на четкую правовую систему.
Рациональное водопользование является естественным региональным приоритетом, оказывающим непосредственное влияние на развитие региона, что находит отражение в правовых документах.[29] В ноябре 2010 года на саммите CEA в Мексике в городе Пачука была принята Декларация по вопросам космического сотрудничества латиноамериканских стран. Параграф 9 этой Декларации предусматривает использование средств дистанционного зондирования для контроля над использованием воды. Кроме того, Декларация рекомендует странам латиноамериканского региона принимать активное участие в международных симпозиумах и конференциях по вопросам космического сотрудничества, а также расширять взаимодействие с неправительственными организациями.
Десять латиноамериканских стран уже являются участниками Глобальной системы наблюдения Земли, и параграф 18 приглашает к взаимодействию в рамках этой системы. На данный момент в регионе нет совместных крупных космических проектов, но активное сотрудничество присутствует на субрегиональном и двустороннем уровне. Например, Центральноамериканская ассоциация аэронавтики и космических исследований изучает возможность разработки первого метеорологического спутника Центральной Америки. Этот проект финансируется Центральноамериканской системой интеграции (SICA, Sistema de Integración Centroamericano).
Что касается двустороннего сотрудничества, то успешным примером может служить соглашение между Аргентиной и Бразилией по вопросам мирного использования космической науки и технологий 1996 года. На основе этого документа были приняты последующие протоколы, расширяющие совместные космические проекты двух стран.
 
Азиатско-тихоокеанский регион.
Особенностью АТР является присутствие нескольких космических держав: КНР, Индии и Японии, которые динамично развивают сотрудничество в космической области. С одной стороны, это дает возможность независимого финансирования и развития космических программ на основе внутренних возможностей региона. С другой стороны, столкновение интересов региональных лидеров неизбежно, что затруднят процесс выработки единой региональной стратегии. Однако уже имеющийся в регионе потенциал находит отражение в правовых документах по вопросам освоения космоса. В качестве примеров успешных договоренностей можно привести следующие:
В 1994 году между КНР, Ираном, Монголией, Пакистаном, Кореей и Таиландом было подписано соглашение о создании системы многоцелевых спутников (SMMS).
С 2005 года открыта для подписания Конвенция Организации АТР по космосу (APSCO). Кроме того, АТР является площадкой для создания многочисленных форумов, имеющих правительственную поддержку, но не обязывающих государства ратифицировать официальные документы по их окончании.[30] Институциональная основа правотворчества принесла хорошие плоды в условиях европейской кооперации, поэтому АТР использует опыт Европейского Космического Агентства при создании собственных региональных институтов (APSCO)[31].
 
Африка.
На Африканском континенте активными участниками космической деятельности являются ЮАР, Алжир, Египет, Марокко и Нигерия. Специфической особенностью региона является отсутствие какого-либо института, координирующего деятельность африканских стран.[32]
Правовые нормы возникают на основе и по требованию объективной необходимости регулирования конкретных проектов. Например, в 2009 году правительства Кении, Нигерии, Алжира и ЮАР подписали соглашение о создании Африканской системы управления ресурсами (ARMS) на основе спутниковых наблюдений. Однако Африка не разрабатывает единых принципов долгосрочного космического сотрудничества.
Отсутствие региональной космической организации не позволяет странам приступить к разработке единых правовых норм. Такая не институциональная модель космического сотрудничества может и принести определенные выгоды, и оставить африканский регион без единых целей и представителя на международном уровне.
На данный момент космическое сотрудничество стран Африки развивается в сферах дистанционного зондирования, экологии и применения космических технологий для улучшения уровня жизни населения.[33]
 
США.
Крупнейшая мировая космическая держава заслуживает отдельного рассмотрения. Соединенные Штаты вносят существенный вклад в развитие международного космического права, поэтому специфика правовых традиций этого государства особенно интересна.
Во-первых, космическая деятельность США ведется в рамках конкретных проектов, поэтому соглашения с США[34] по большей части носят узкоспециальный характер и нацелены на обеспечение правового регулирования отдельных программ.
Во-вторых, в США большую роль играют национальные институты и национальное законодательство, в связи с чем, большая часть договоров строится на основе американского законодательства. Кроме того, Соединенные Штаты сотрудничают с другими государствами только в том объеме, который отвечает их национальным интересам и не стремятся расширять взаимодействие в сферах, где могут достичь успеха на основе внутренних возможностей страны.
В-третьих, Соединенные Штаты заинтересованы больше в научном[35], чем в техническом сотрудничестве, поэтому распространенной формой кооперации выступают совместные рабочие группы, состоящие из ученых стран, с которыми США заключает соглашение.
В-четвертых, договоренности с США предусматривают детальное обсуждение финансирования и компенсации возможных рисков при осуществлении проекта. Интересной правовой традицией США также является условие публикации всех материалов проекта в соответствующих изданиях.
Кроме того, на основе принципов международного космического права, договоренности США также предусматривают взаимный отказ от ответственности за ущерб, причиненный в ходе реализации проекта.[36]
Таким образом, международное космическое право сегодня – динамично развивающаяся система, которую можно считать основой глобальной космической безопасности. Эта система имеет свои уникальные особенности и строится на принципах безопасности. Международное космическое право также находится в тесном взаимодействии с национальными законодательными актами, имеет региональные особенности. Трансформации реалий космической сферы деятельности приводят к необходимости адаптации норм международного космического права к новым условиям.
 
(с) Ю.Д. Дементьева, студентка факультета Глобальных процессов МГУ им. Ломоносова, 2013г.
 
 
Ссылки.
 
[1] Декларация правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, Принята резолюцией 1962 (XVIII) Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 1963 года. [Электронный ресурс], Официальный сайт Организации Обьединенных Наций, - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/outerspace_principles.shtml , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[2] Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, Принят резолюцией 2222 (XXI) Генеральной Ассамблеи от 19 декабря 1966 года, [Электронный ресурс], - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/outer_space_governing.shtml, свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[3]United Nations Office for Outer Space Affairs [Электронный ресурс], Официальный сайт Комитета ООН по космосу, Режим доступа: http://www.unoosa.org/oosa/ru/SpaceLaw/gares_21_2222 , свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[4] Prof. Vladimir Kopal. Comments and Remarks to "Current and Future Development of the International Space Law” by Prof. Stephan Hobe// Proceedings of the United Nations/Brazil Workshop on Space Law: Disseminating and Developing International and National Space Law: The Latin America and Caribbean Perspective. – ST/Space/28 – United Nations, 2005, p. 25.
[5] Доклад Конференции о космической деятельности // Космос на рубеже тысячелетий. ЮНИСПЕЙС-III: Документы и материалы / отв. ред. А.В. Яковенко. — М., 2000. — С. 46–48.
[6] K.H. Böckstiegel, «Present and Future Regulation of Space Activities by Private Industry», paper presented during the International Conference on Doing Business in Space: Legal Issues and Practical Problems, 12-14 November 1988, Washington D.C.; American Law Institute- American Bar Association Conference Materials 1981, The American law Institute.
[7] Bruce Sterling, The New Space Race [Электронный ресурс]/WIRED, Dec. 2004, Режим доступа: http://www.wired.com/wired/archive/12.12/china.html, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ. Jeff Foust, China and the US. "Space Race or Miscommunication” [Электронный ресурс]/THE SPACE REVIEW, Mar. 3, 2008, - Режим доступа: http://www.thespacereview.com/article/1075/1, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[8] Adam Gabbat, Iran Rocket Launch Opens Can of Worms in Space Race with West [Электронный ресурс]/THE GUARDIAN, Feb. 3, 2010, - Режим доступа: http://www.guardian.co.uk/world/2010/feb/03/iran-launches-rocket-carrying-animals?INTCMP=SRCH, свободный, - загл. с экрана, - Яз.англ.
[9] P.J. Blount, Developments in Space Security Law and Their Legal Implications, 44/2 LAW/TECHNOLOGY 19, 35-39 (2011).
[10] К примеру, космическая политика Японии направлена на экономический рост и развитие космической дипломатии. Setsuko Aoki, Japanese Law and Regulations Concerning Remote Sensing Activities, 36 J. Space L. 335, 350-64 (2010).
[11] B Iannotta, 1996, " Bills Would Bait Investors", Space News, Vol. 7, No 8, p 4.
[12] B. Cheng "Studies in International Space Law”. Clarendon Press, Oxford, 1997.
[13] Курс международного права. Т. 5 / Отв. ред.В.С. Верещетин. — М., 1992. — С. 177.
[14] Конституция Украины, Ведомости Верховной Рады Украины (ВВР Украины), 1996, № 30, ст. 141 [Электронный ресурс], Режим доступа: http://www.codex.in.ua/m/doc.jsp?id=1QFGC7lnfpt8OMFIvS2AereQ1bakbkxD2oJ36SVd51QA, свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[15] Report Council of the European Union 9440/05 DG C II, 27.05.2005.
[16] Council of the European Union OJ C 136, 20.6.2007, p. 1–5
[17] Tracey Knutson, What is "Informed Consent" for Space Flight Participants in the Soon-To-Launch Space Tourism Industry?, 33 J. SPACE L.105 (2007)
[18] P.J. Blount, If You Legislate It They Will Come: Using Incentive Based Legislation to Attract the Commercial Space Industry, Air & Space Lawyer, v. 22/3(2009)
[19]Сайт национального космического агентства Казахстана [Электронный ресурс], Режим доступа: http://kazcosmos.gov.kz/ru/activities/pravovaya-baza/pravovaya-baza-kontejner/528.html свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[20] http://www.foxnews.com/scitech/2011/07/11/china-aiming-high-in-space-as-us-shuttle-program-winds-down/
[21] Жуков Г.П. Проблема девэпонизации и нейтрализации космического пространства // Московский журнал международного права. — 2009. — № 3. — С. 184–197.
[22] Правила поведения в космосе. Москва отвечает на инициативу Вашингтона о правах и обязанностях на околоземной орбите. [Электронный ресурс], Оофициальный сайт Российской газеты – Режим доступа: http://www.rg.ru/2012/01/19/kosmos.html , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[23] Договор о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения Силы Или Угрозы Силой в отношении космических объектов, Проект. [Электронный ресурс], Официальный сайт постоянного представительства РФ при отделении ООН и других международных организаций в Женеве, Режим доступа: http://www.geneva.mid.ru/disarm/23_rus.html , свободный, - загл. с экрана, - Яз. рус.
[24] 1. Соглашение между правительством РФ и правительством ФРГ о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, 10 апреля 2001 г. (ст. 9) // Бюллетень международных договоров. — 2005. — № 6. — С. 26 2. Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Французской Республики о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, 26 ноября 1996г. // Бюллетень международных договоров. — 1998. — № 4. — С. 35 3. Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Индии о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, 3 декабря 2004 г. // Бюллетень международных договоров. — 2007. — № 4. — С. 57–70
[25]Соглашение между правительством РФ и правительством Федеративной Республики Бразилии о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, 21 ноября 1997 г. (ст. 3) // Бюллетень международных договоров. — 2003. — №1. — С. 34.
[26] Молдабеков Е.М. Сотрудничество стран СНГ в космосе: перспективы и проблемы // Евразийская экономическая интеграция. — 2010. — № 4 (9). — С. 78.
[27] Соглашение между правительством РФ и правительством Республики Украины о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, 27 августа 1996г. (ст. 3) // Бюллетень международных договоров. — 2011. — № 10. — С. 31.
[28] Соглашение между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Итальянской Республики о сотрудничестве по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях, 14 октября 1988 г. //Сборник международных договоров СССР. — 1990. — Вып. XLIV. — С. 456
[29] C. Jimenez Monroy, Legal and Institutional Aspects of Latin-American Space Cooperation AQUARELSat: The Water Monitoring Constellation, (diss. Leiden) 20 (2010).
[30] H. Zhao, Asia-Pacific Cooperation Organization Convention in Proceedings of the 50th Colloquium on the Law of Outer Space, Hyderabad, India 4 (2007).
[31] H. Zhao, Current Legal Status and Recent Development of APSCO and its Relevance to Pacific Rim Space Law and Activities, 35/2 Journal of Space Law 570 (2009)
[32] A. Gbem, Space Developments in African Countries: an Overview, XXXIV Annals of Air and Space Law 847 (2009)
[33] United Nations Information Service, The Third African Leadership Conference Launches Two Regional Space Partnerships(UNIS/OS/391-7 December 2009) [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.unis.unvienna.org/unis/pressrels/2009/unisos391, свободный, - загл. с экрана, - Яз. англ.
[34] Memorandum of Understanding between the United States of America and France, June 18, 2003 // Treaties and other international acts series. — 2003
[35] Implementing Arrangement between the United States of America and Brazil, October 14, 1997 // Treaties and other international acts series. — 1997
[36] Agreement between the United States of America and Japan, July 12, 2002 // Treaties and other international acts series. — 2002

Категория: Космическое право | Добавил: 1advokat (03.05.2013)
Просмотров: 4154 | Теги: космическая безопасность, Ю.Д. Дементьева, международное право, космическое право, факультет Глобальных процессов МГУ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]